Книги фото есенина

Родные есенина.

Ее воля была ими выполнена, и теперь личные вещи матери поэта и самого сергея есенина, его книги, фотографии, рукописи составляют основу всех.
книги фото есенина
книги фото есенина
книги фото есенина
книги фото есенина

Иллюстрация 1 из 52 для стихи детям сергей есенин.

Возможность посмотреть иллюстрации для книги стихи детям сергей есенин. Первая иллюстрация к книге стихи детям сергей есенин. 20 % · сергей есенин стихи детям обложка книги стихи детям 16 рец. 50 фото.
книги фото есенина
книги фото есенина
книги фото есенина
книги фото есенина

Две галины, или есенин на соловках | год литературы 2017.

Фрагмент книги алексея колобродова «захар», выпущенной «редакцией елены шубиной» к 40-летию прилепина. Текст: годлитературы. Рф фото:
книги фото есенина
книги фото есенина
книги фото есенина
книги фото есенина

«шаганэ ты моя, шаганэ! »: кем была девушка, вдохновившая.

1 окт 2016. Сергей есенин и шаганэ тальян | фото: esenin. Niv. Ru и liveinternet. Ru. Автограф есенина на книге *москва кабацкая*, подаренной.
книги фото есенина
книги фото есенина
книги фото есенина
книги фото есенина

Сериал есенин: фото, видео, описание серий вокруг тв.

15 сен 2017. Интересные факты о сериале есенин. — в роли отца поэта снялся виталий безруков — автор книги, по которой поставлен сериал,
книги фото есенина
книги фото есенина
книги фото есенина
книги фото есенина
По запросу «книги фото есенина» нашлось 32998 фото

Книги Фото Есенина

Фрагмент книги алексея колобродова «захар», выпущенной «редакцией елены шубиной» к 40-летию прилепина.

Текст: годлитературы. Рф фото: бмв-3 тюнинг фото обложка книги алексея колобродова «захар». Выпуск книги «захар» — лучший подарок, который «редакция елены шубиной» могла сделать одному из своих авторов к его сорокалетию, которое он отмечает 7 июля. Потому что, прямо скажем, подарок уникальный. Мало кто из ныне здравствующих сверстников захара прилепина может его получить. Книга саратовского журналиста и литературного критика алексея колобродова — это, разумеется, не биография в жанре жзл. «сочинять биографию живого писателя, который должен жить и писать еще, как минимум, столько же, а дальше как господь управит, — занятие немыслимое», — пишет он в предисловии. Автора больше интересует, как «через прилепина» проявляется «общая почва и судьба» самого захара и его читателей. Но при этом все-таки нет-нет да прорывается ответ на вопрос: почему именно прилепин?

Почему этот «омоновец», от которого поначалу презрительно отвернулись столичные критики, к сорока годам — не возраст для прозаика! — вошел в число самых известных и популярных писателей? Один из ответов — евгений николаевич прилепин не так прост и прямолинеен, каким выставляет свое литературное alter ego — захара прилепина. Его книги — плод не только вдохновения, реализации определенной политической установки и, скажем, предвидения читательских ожиданий, но и большой архивной, филологической работы. Подтверждение тому — фрагмент, объясняющий, каким сложным путем появился один из ключевых образов «обители» — роковой красавицы галины. Дневники галины кучеренко, то ли искусно вмонтированные прилепиным в движущееся полотно «обители», как документальные кадры в игровое кино, то ли замечательно реконструированные, то ли вовсе придуманные автором, — обещают сделаться литературной загадкой, будоражащей многие воображения. Вроде тех, которыми продолжают интриговать серебряный век и литературные двадцатые. Энергия тогдашних взрослых игр оказалась столь долгоиграющей, что в наши дни находятся желающие их доиграть — на особый неуклюжий манер. Выловил в социальной сети «фейсбук». Некая марина воронина: «господа знатоки литературы и просто внимательные читатели! Помогите вспомнить, с какого чужого произведения спёр захар следующую картинку: “свекровь была статна, сильна, сурова, выше прадеда на голову и шире в плечах — но боялась и слушалась его беспрекословно.

Чтобы ударить жену, прадеду приходилось вставать на лавку. Оттуда он требовал, чтоб она подошла, хватал её за волосы и бил с размаху маленьким жестоким кулаком в ухо”… не дед ли щукарь шолохова “так же” бил свою жену, встав на лавку? ». Ей там же ответили, что традиция бить жену, встав на лавку, — она не из литературы, а из самой, увы, русской жизни. А я написал, что шолоховский след ложный — дед щукарь свою жену бить не мог ни встав на лавку, ни с применением какой-либо иной технологии, поскольку смертельно жены своей, «щукарёвой бабы», боялся. Скорее, бывало у них наоборот, то есть колотила она его, но михаил александрович всегда стыдливо заговаривал подобное развитие событий — «покрыто неизвестным мраком», цитируя щукарёва дружка, сапожника и пьяницу локотеева. Про более подходящих случаю дедушку василия каширина и бабушку акулину ивановну из «детства» горького читательница не вспомнила, но уверенности в том, что «спер захар» «с чужого произведения», не утратила. А у меня по поводу «дневников галины кучеренко» — собственная версия. Внимательного читателя романа обязательно зацепит постоянное, хотя пунктирное и незримое, присутствие в романе мертвого на момент 1929 года сергея есенина.

Сопоставимое с аналогичным присутствием льва троцкого — тоже как бы символически умершего для страны, одним из главных строителей которой он являлся: 10 февраля 1929 года троцкий выслан из ссср на при

нцевы острова. ...Оба — и сергей александрович, и лев давидович — для героев «обители» стали мощными маяками-излучателями, осветившими их прошлое и во многом определившими будущее. Подобное, с именем былого вождя в качестве магнита, мистическое притяжение внутри определённой социальной группы мы можем встретить у классиков — так, в романе стивенсона «остров сокровищ» пиратов объединяет мертвый капитан флинт — его именуют, как русские революционеры своих лидеров, «стариком»; делами покойника гордятся и клянутся, его продолжают бояться. Само имя флинта обеспечивает lexus gs фото 2016 общую тайну и кровавую круговую поруку. Похожая ситуация в «бесах» достоевского — там своего флинта нет, но символическим магнитом выступает общий эмигрантский бэкграунд, с его «интернационалкой», америкой и нечаевщиной. …вовсе не случайно в дневниках галины кучеренко мелькает «журналист устинов». Речь, очевидно, о георгии устинове (1882–1932) — авторе «правды» с 1917 года, других партийных газет, сочинившем в свое время апологетическую брошюру о троцком. Устинов считался «другом есенина», хотя писал о нем в таком вот духе: «(…) большевизм не настоящий. Рязанский кулак может спать спокойно. Сын вполне оправдал его доверие; самый яркий, самый одаренный поэт переходной эпохи и самый неисправимый психобандит». Кроме того, г. Устинов — непосредственный свидетель последних дней и ночей сергея есенина в «англетере», автор странноватого некролога в «красной газете».

Сторонники версии убийства есенина — чекистами, троцким, вообще советской властью — полагают устинова важной фигурой в сценарии расправы с поэтом. …словом, георгий устинов — фигура-мостик между двумя маяками-излучателями. На соловках есенина регулярно вспоминает ленинградский поэт афанасьев — лагерный друг и в некоторой степени наставник главного героя романа — артёма горяинова. Афанасьев — персонаж, по-есенински зависший между лагерными стратами. Ушел от «мужиков», не стал своим для блатных (хотя пользуется у них определенным если не авторитетом, то уважением), иронически оценивает «религиозников» и «каэров» (политических). По-есенински же способен как к ситуативному предательству (подбрасывает артёму колоду карт, по-соловецки «святцев»), так и к смертельно опасному художественному хулиганству (придумывает лозунг «соловки — рабочим и крестьянам»); жизнь его обрывает чекистская пуля в карцере на секирной горе. Есениным интересуется и галина кучеренко в ходе допроса: «очень многие, попадающие ко мне в кабинет, придают смысл всему, что там происходит. А часто никакого смысла нет. Часто бывает, что у меня плохое самочувствие, или я опять думаю про ф.

». Диалог после сближения галины с артёмом: « — почему ты спрашивала тогда про есенина? — вдруг вспомнил он тот день, когда галя его вызвала и напугала. — люблю, — просто ответила галя. — ещё уткина, мариенгофа, луговского… тихонова. — правда? — переспросил артём. — а почему нет? — сказала она с некоторой, едва ощутимой обидой. — а что ещё можно любить? ».

На современный вкус, присутствие в одном ряду имажинистов и бряцающего гумилевскими шпорами тихонова, конструктивиста (в поздние двадцатые) луговского и вовсе комсомольского уткина, выглядит страннова

то. ...Но для чекистки галины все они — правофланговые новой, революционной поэзии. Однако далеко не правоверный, трудный, запутавшийся, мертвый есенин — первый. И, собственно, вот вам моя версия относительно «дневников галины кучеренко» — захар прилепин сочинил их сам, оттолкнувшись от воспоминаний и дневников галины бениславской, — и сама кучеренко приобрела общие с есенинской подругой черты — не только стилистические, но и биографические. Галина артуровна бениславская (1897 г. , имеются разночтения, в некоторых документах она указывала годом рождения 1898-й — распространенная у интересных девушек всех времен история; — 1926 г. ; покончила с собой на могиле есенина спустя год после самоубийства поэта) фото желтая герань. Гражданская жена (с 1923 г. , со времени возвращения сергея александровича из заграничного турне, до середины 1925 г.

), друг и секретарь есенина, в последние годы вела его литературное хозяйство. Оценки ее роли в жизни есенина подчас противоположны. Негативные преобладали при жизни обоих. Чертополох диковатых гадостей от николая клюева в «бесовской басне о есенине», похоже, продиктованный во многом клюевской мизогинией, имевшей, в свою очередь, истоки в его гомосексуализме. Сестра сергея екатерина высказывалась о бениславской скорее амбивалентно. Друзья и собутыльники есенина — а. Сахаров, и. Аксельрод, а. Ганин — запустили, по лагерному выражаясь, «парашу» о «сотруднице гпу, приставленной следить за есениным». Сегодня отдельные есениноведы продолжают повторять эту многократно разоблаченную чепуху. С другой стороны, люди, куда более близкие есенину в разные периоды, — сестра александра, августа миклашевская, анатолий мариенгоф, матвей ройзман, вольф эрлих, анна берзинь, родион акульшин, илья шнейдер, подруги есенина и бениславской — анна назарова, янина козловская, софья виноградская — очень тепло и всерьез говорили о характере их отношений, удивлялись душевной силе и красоте, спокойствию и самопожертвованию бениславской.

Процитирую, однако, позднейшее объективное свидетельство классика, тематически близкого «обители». «бениславская в жизни есенина сыграла огромную положительную роль. Год, который они прожили вместе, когда она следила за есениным, вела его, хранила, более насыщен событиями, чем десятилетия прошлого века в жизни анны григорьевны достоевской. А то, что бениславская написала воспоминания и покончила с собой на могиле есенина, — это возносит её на новые высшие небеса по сравнению с анной григорьевной, простой душеприказчицей. Это роль не только в жизни есенина, но и в истории литературы. Ни дункан, ни миклашевская, ни толстая не могли бы претендовать на признательность истории». (варлам шаламов. Из записных книжек, 1970 г. ).

…кучеренко и бениславская — ровесницы, героиня «обители», быть может, моложе на год-два, в тексте «дневников» есть указание, что гимназию она окончила в 1917 г.

, как и бениславская (галина артуровна, кстати, с золотой медалью). «отец мой был студент, — пишет в «дневниках» кучеренко. — он разошелся с матерью, когда мне было шесть лет. Я помню только плохие зубы, щетину, плохой пиджак. Я была готова обожать отца. Где он? Наверное, где-нибудь убили. Полтора года жила у тетки в одессе». Отец галины бениславской, студент а. Карьер, француз (бениславская — полуфранцуженка-полугрузинка), как свидетельствует текст машинописной биографии бениславской из архива а. Г.

Назаровой, — «очень пил, и когда г. А. Было пять лет, разошёлся с матерью. Девочку на воспитание к себе взяли тётки со стороны отца. (…) потом уехала с матерью своей на кавказ, и после, когда мать заболела, её взяла к себе другая тётка, н. П. Зубова, сестра её матери». Отмечу, помимо кавказа, еще одну в чем-то соприродную одессе окраину империи — бениславская проводила летние месяцы отрочества в имении мужа тётки рыкополь — территория современной латвии. Обе закончили преображенскую гимназию в питере и в том же 17-м году определились с партийностью, естественно, примкнув к большевикам.

«я сразу стала “красной”», — сообщает кучеренко. Обе в 1919-м оказываются на фронтах гражданской и поступают на службу в вчк; кучеренко — стенографисткой в поезд председателя рвс троцкого, бениславская — секретарем особой межведомственной комиссии, которая занималась расследованием случаев спекуляции и связанных с ней должностных преступлений (по современному выражаясь — коррупции). Кучеренко продолжает службу по чекистскому ведомству, в этом качестве попадает в слон; бениславская же в 1923 году переходит в газету «беднота» секретарем редакции. Но, как уже упомянуто, чекистский след в биографии дает основания для зловещих и вздорных фантазий ее недоброжелателям. Даром что была она работником сугубо техническим, а шеф межведомственной комиссии, большевик-силовик крыленко, не имел прямого отношения к деятельности ведомства дзержинского. Поезд наркомвоенмора, еще один сквозной образ и символ прилепинского романа, для кучеренко — еще и особая революционная семья, символ нового быта и отношений, место, где случилась главная в жизни, растянувшаяся на годы любовь. Как ни странно, есть этот семейно-троцкистский мотив и в биографии бениславской — полумифическая история ее романа с львом седовым, сыном троцкого. Версия александры есениной о том, что причиной самоубийства галины артуровны был не только уход есенина, но и разрыв отношений с седовым, другими источниками, впрочем, не подтверждается. Но сплетня — по набору персонажей и коллизий — весьма характерна для того времени. И снова странное сближение есенина с троцким — даже у скабрёзных, на обывательский взгляд, сюжетов случается шекспировское измерение.

Одна дама примеряет на себя биографию другой: «вызывала шлабуковского, — пишет кучеренко, — который шёл по делу “ордена русских фашистов”.

Шлабуковский хорошо знал есенина, знает всю эту среду. Расспрашивала его целый час о есенине и мариенгофе. Он никак не мог понять мой интерес, но осторожно рассказывал, потом даже вдохновенно, расслабился. Подумала вдруг: вот сложилась судьба и я попала на поезд троцкого, потом сюда, а могла бы остаться в москве, дружила бы с поэтами, стала бы жить с кем-нибудь из них. Больше потеряла бы или больше приобрела? ». Отмечу, что по делу «ордена русских фашистов» проходил поэт ганин, приятель есенина (свидетель на его венчании с зинаидой райх), расстрелянный в 1925 году. Впрочем, куда интереснее не сравнение биографий бениславской и кучеренко, при всей знаковости совпадений, а дневниковых записей. Это исповеди красивых, сильных, влюбленных женщин, для которых любовь, поэзия, революция, слившиеся в общую прекрасную и яростную атмосферу времени, становятся главным переживанием жизни, ее реактивным топливом.

(захар, естественно и намеренно, пропустил через записи кучеренко ноту ахматовской интимности, читатель невольно превращается в вуайера. Бениславская могла надеяться, что ее воспоминания о есенине дойдут до широкого читателя, но дневники публике предназначались вряд ли. Ахматова, после есенина и наряду с блоком, — любимый поэт галины артуровны. ). Сюжет одинаков — неразделенная, точнее — неполная, снисходительная с другой, мужской, стороны любовь. Страсть, перерастающая в комплекс любви-ненависти, — к главному мужчине племени и собственной жизни. Есенин — первый поэт россии; эйхманис — вождь и демиург соловецкого государства в государстве. Желание — сначала соответствовать масштабам и интересам, а потом — чисто женское, «отомстить», вокруг которого закручивается любовная интрига «обители». Выявление единой стилистической (и, главным образом, интонационной) ткани дневников двух красавиц одной эпохи я оставляю заинтересованному исследователю, лишь отметив, что поименование персонажей одной заглавной буквой — характерная примета записей бениславской, а попадающиеся у кучеренко выражения вроде «плевать» — часто встречаются у эмоциональной галины артуровны. Любопытно, что даже такой деталью, как отмеченные многими мемуаристами зеленые глаза бениславской, прилепин не захотел пожертвовать — и редкий цвет в процессе писательской игры передан возлюбленному галины кучеренко — артёму гориянову; «глаза твои зелёные, крапчатые».

Прилепин — умелый стилизатор. Фейк-мемуар владислава суркова, публиковавшийся в журнале «коммерсантъ-власть», имел фундаментом воспоминания александра керенского; «черная обезьяна» во многом сделана на смешении узнаваемых стилей; не только в полифонической «обители», но и в прямолинейном, казалось бы, «саньке» герои мыслят строчками поэтов серебряного века (саша тишин цитирует гумилёва), и это никак не выламывается из контекста. Ругатели прилепина тонких вещей традиционно не замечают, предпочитая видеть то, чего у него точно нет: «антисемитизм», «сталинизм», даже «расизм». Странные аберрации зрения у людей, полагающих себя интеллектуальной элитой. В чем, однако, импульс и смысл его игры, для чего захар создал галине бениславской литературную сестру-близнеца? Ответ, надо полагать, в индивидуальной творческой алхимии и своеобразной инвентаризации ценностей. У захара была амбициозная задумка — писать для жзл биографию сергея есенина, не оппонирующую (хотя там есть чему оппонировать), но как бы параллельную известной книге отца и сына куняевых. Интересной, спорной и сделанной с большой любовью к есенину. Надо полагать, оставив (может быть, на время) исполнение, прилепин не оставил замысла и реализует его контрабандой. Есенин на прилепинских соловках — не персонаж, но, как и было сказано, символический магнит. А еще — часть пейзажа, поскольку соловецкая русь конца двадцатых — это во многом русь есенинская. Пребывающая во власти стихий, революционная и архаичная, попеременно отвоевываемая то святыми, то демонами, с искусством, зависшим между почвой и авангардом, и с народной верой — между православием и хлыстовством.

С героически-роковыми красавицами — любящими и жестокими, оживляющими прошлое, может, еще в большей степени, чем вожди и поэты.

Фрагмент книги предоставлен «редакцией елены шубиной» издательства «аст». Просмотры: 37. 07. 07. 2015. Прилепин. Версия для печати. Главная › публикации › две галины, или есенин на соловках.